1хбет скачать приложение

Нападающий «Спартака» Александр Кокорин в интервью журналисту Нобелю Арустамяну сказал, по каким причинам не перебежал в «Локомотив».

– Сань, мы в Москве. Как тебе было принципно возвратиться в собственный, на самом деле, родной город?

– Ни на сколько. Вопрос городка принципно не стоял.

– Вообщем не стоял?

– Вообщем не стоял.

– Но при всем этом фигурировали в главном московские команды: «Локомотив», «Спартак», «Динамо».

– Понятное дело, что я тут много лет провел. 15 лет прожил до того, как переехал в Питер, а позже – в Сочи.

Мне обычно тут, но я не скажу, что после карьеры мечтаю остаться тут жить. Потому вопрос о городке не стоял.

– Другими словами, ты в принципе планируешь после карьеры отыскать другое место?

– Ну… Все равно, знаешь, еще много времени должно пройти… Не задумывался об этом, но мне больше нравится там, где солнце.

– Я говорил с Николичем не так давно. Он произнес, что два раза с тобой общался, и вы совсем не сложно отыскали общий язык. Молвят, «Локомотив» в некий момент был тебе ценностью.

– Да, он неплохой. Мы не виделись с ним, а говорили по телефону, он и его агент произвели на меня не плохое воспоминание, мы приятно общались.

Понятное дело, может быть, когда футболиста желают, все равно строят таковой диалог, что… Мне показалось, что они суперпорядочные ребята, и о клубе очень переживают, хоть они там и не так издавна.

Только теплые слова могу о их сказать, хоть, повторюсь, я их и не лицезрел даже.

– Это был ценность тебе? На каком-то шаге.

– Понятное дело, огромным плюсом «Локомотива» была Лига чемпионов. Я, естественно, это рассматривал.

Я им произнес: «Давайте, пусть пройдет ваш совет, как это все там происходит, одобрят либо не одобрят, и там уже будет конкретика какая-то». Когда совет прошел, мне перезвонили и произнесли: «Сорри».

– Кто для тебя перезвонил?

– Он. Он сам. 

– Николич? И что он для тебя произнес?

– Все. Спасибо.

– Баста?

– Да.

– А он для тебя растолковал, почему?

– Он произнес, я не знаю, почему, но твоя фамилия дискуссировалась три секунды.

– А ты для себя как объясняешь, почему это происходит?

– Я догадываюсь.

– Поделишься гипотезами?

– Ну… (пожимает плечами). Не желаю. Не желаю.

– Давай, я своими поделюсь?

– Поделись.

– Мне кажется, что причина в том, что кое-где на очень-очень высочайшем уровне клубы, которые финансируются из госкорпораций… На этом уровне этим клубам воспретили подписывать Кокорина. Из-за всех этих происшествий, которые были.

– Может быть, и так.

– А для тебя не любопытно в этом разобраться?

– Нет, естественно. Ты сам говоришь – на очень большенном уровне. Потому, когда буду на большенном уровне, тогда поинтересуюсь. А так… (улыбается).

– Я думаю, ты понимаешь после зимней истории с «Зенитом», что в принципе, наверняка, нереально оказаться в «Локомотиве», «Динамо» либо опять возвратиться в «Зенит».

– Нет, я тогда не осознавал. Не серьезно это все, знаешь. Прошло все, все ситуации прошли.

Не задумывался, что в протяжении такового времени могут какие-то обиды у кого-то остаться, или люди действительно могут держать все под контролем.

Не понимал. Не верил. Но, оказывается… – сказал Кокорин.

Рубрики:

Метки:

Нет Ответов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *